Есть ли жизнь после Крыма. С чем теперь российской оппозиции идти в народ

31.03.2014 / 08:38
Вся эта история с Крымом среди прочего вытащила на поверхность одну очень примечательную штуку – российская либеральная оппозиция по факту является антироссийской оппозицией. Что из этого далее последует, почему взлетел вверх рейтинг Путина и с чем теперь оппозиции идти к избирателям – об этом мы задумались на минувшей неделе.

первая Есть ли жизнь после Крыма

Как должны себя вести официальные власти, если на территории их страны ходят какие-то люди с автоматами? Естественно, надо задержать нарушителей, завести уголовное дело, допросить, изъять оружие, установить его происхождение, передать дело в суд и вынести приговор.

Ничего этого официальные власти Украины не сделали. «Неизвестные люди с автоматами» блокировали административные здания, аэропорты, воинские части, а Верховный главнокомандующий Турчинов пять дней смотрел на это по телевизору и только 2 марта отдал приказ – нет, даже не о задержании неизвестных автоматчиков, а всего лишь о приведении армии в повышенную боевую готовность.

«Неизвестные люди с автоматами» блокировали административные здания, аэропорты, воинские части, а Верховный главнокомандующий Турчинов пять дней смотрел на это по телевизору

Турчинова можно понять. Он едва стал и. о. президента и тут же должен посылать украинских солдатиков на войну? Против российского спецназа ГРУ, против элиты Вооруженных сил РФ? А если там кого-нибудь убьют? Его ж тогда в президенты не выберут...

Давайте признаем – операция по аннексии Крыма была проведена блестяще. Про международное право и все такое мы сейчас не говорим, потому что заведомое болото и масса вопросов, которые лучше не ворошить. Никому нельзя ничего аннексировать, но так поступают все, у кого есть силы и средства. Это и есть международное право – право сильного. Подвернись такая возможность с Крымом для США – они бы сделали то же самое, разве что без референдума.

Политики США отстаивают интересы США, а политики Украины – интересы Украины. Сейчас они не признают результатов крымского референдума – и правильно делают, потому признавать его не в интересах их стран

Присоединение Крыма к России имеет совершенно очевидные геополитические, военные и прочие выгоды, это совершенно точно в интересах России. Тем удивительнее было обнаружить, что целая плеяда российских политиков требует немедленно отдать Крым обратно Украине. Борис Немцов даже провел соответствующее шествие, на которое собралось 50 тысяч человек. И вот на этом месте хочу остановиться подробнее.

Я ведь тоже обеспокоен ситуацией со свободой слова в России, с выборами, с независимыми судами. С уважением отношусь к антикоррупционной деятельности Навального. Но при этом убежден, что российский политик должен в своей деятельности исходить из интересов России – даже если он оппозиционер. Мне кажется само собой разумеющимся, что политики США отстаивают интересы США, а политики Украины – интересы Украины. Сейчас они не признают результатов крымского референдума – и правильно делают, потому что признавать его не в интересах их стран. Наш Черноморский флот на Черном море не нужен никому, кроме России. У политиков могут быть разные взгляды на развитие страны, но российский политик, открыто выступающий против интересов своей страны, – это не российской политик, а антироссийский политик. Подпевать США – много ума не надо, честное слово.

Путин, без выстрела взявший Крым, теперь главный национал-патриот и икона русского национализма. Именно это, а не присоединение Крыма к России, и раздражает либеральную оппозицию, которой ничего не остается, как быть против всего, за что выступает Путин

Да, я слышу аргументы господина Немцова о том, что Крым – это дополнительные расходы бюджета. Он, безусловно, прав: рядовому россиянину после присоединения Крыма будет как минимум не легче. Но, простите, если это – принцип, с которым мы подходим к внешней политике, то тогда надо сбрасывать все убыточные активы, то есть выводить из состава России все дотационные регионы. Верный ли это путь? Конечно нет.

Даже Российский императорский дом в изгнании – и тот заявил, что будет помогать России отменить санкции Евросоюза. Еще бы Романовы были против присоединения Крыма, который аннексировала их прапрабабка Екатерина II.

Ровно то же самое, возможно менее вербально, почувствовали и миллионы россиян. Рейтинг Путина взлетел вверх, он сделал своими сторонникамии всех национал-патриотов, которые ранее ходили за тем же Навальным на «русские марши». Путин, без выстрела взявший Крым, теперь главный национал-патриот и икона русского национализма. Именно это, а не присоединение Крыма к России, и раздражает либеральную оппозицию, которой ничего не остается, как быть против всего, за что выступает Путин. Бродскому однажды сказали, что Евтушенко высказался против колхозов. На что он ответил знаменитое: «Если Евтушенко против колхозов, то я за».

По-видимому, мы имеем дело с проблемой исчерпания ресурса идей и вождей. Каспаров и Лимонов слились в астрал сразу после того, как заявили о требовании немедленно включить Абхазию и Южную Осетию обратно в состав Грузии

Быть в России антироссийским политиком, особенно в России наших дней, – это путь в никуда. Ну или под домашний арест. Политологи уже фиксируют как факт, что в России «опять нет оппозиции», способной увлечь своими идеями более 4 процентов населения. Нынешнее поколение российских оппозиционеров куда более нравится гражданам Украины, нежели России – и это факт, к которому они вряд ли были готовы.

Либеральные ценности оказались лозунгом, который не зацепил россиян. «Отдайте Крым обратно Украине» – тем более. Что же остается, с чем идти на площади? Остается борьба с коррупцией, но это поле, на котором либералы заведомо обречены на поражение. Потому что реально бороться с коррупцией может опять же только Путин, и когда (и если) он начнет это делать – эффект будет соизмерим с эффектом от крымской операции, то есть все заслуги он снова заберет себе.

По-видимому, мы имеем дело с проблемой исчерпания ресурса идей и вождей. Каспаров и Лимонов слились в астрал сразу после того, как заявили о требовании немедленно включить Абхазию и Южную Осетию обратно в состав Грузии. Это стоило им сторонников в России. Антироссийская позиция в отношения крымских событий сыграет подобную роль в судьбе Немцова и Навального.

Ничего хорошего в этом на самом деле нет, потому что новое поколение российских оппозиционеров может быть только радикальнее своих предшественников.