Эй, моряк, ты слишком долго

07.06.2017 / 10:23
Заключительный рассказ о заработках вдали от Тольятти.

 

Этим текстом мы завершаем тему работы вахтовым методом. Как известно, самое вкусное оставляют напоследок, вот и мы приготовили для вас «морские деликатесы». Сегодня на повестке дня решение следующей задачи: зарплаты в Тольятти категорически не радуют, и требуется не только поправить материальное состояние, но и посмотреть мир. Вы скажете, что сделать это одновременно не представляется возможным? Ошибаетесь.

Вот только устроиться на вакантное место запросто не получится. Требуются неплохое знание языков, денежные вливания и даже «паспорт моряка». Да-да, все очень серьезно, ведь речь идет о работе на самом настоящем морском флоте.

Разумеется, все эти препятствия отпугнут большинство людей от заманчивой перспективы стать материально успешным морским волком. Мы же расскажем о тех тольяттинцах, которые не побоялись трудностей и «взяли на абордаж» палубы российских траулеров и американских туристических лайнеров.

 

Про свадьбы и курсы фотографов

В какой-то момент Александр решил, что у него получится стать успешным тольяттинским фотографом. Он начал с покупки зеркальной камеры, и творческий маховик потихоньку завертелся.

– Тысячи бестолковых фотографий родни и местных пейзажей, мечты о покупке серьезной техники, осознание того, что я бездарь, и, наконец, девятимесячные курсы фотографии. Вот они мне очень помогли, – делится первыми впечатлениями Александр. – По окончании я не только действительно стал разбираться в фотоделе, но и наработал отличное портфолио, с которым не стыдно идти к клиенту.

– А кто клиент? – поинтересовались мы.

– Разве не понятно – молодожены!

Больше года Александр снимал бракосочетания тольяттинцев и делал предсвадебные фотоссесии (так называемые love story). Дело ладилось – за одну сессию новоиспеченный фотохудожник получал 10–15 тыс. рублей. А так как свадьбы проводятся и в пятницу, и в субботу, то летние месяцы получались особенно доходными.

– Так почему ты бросил это дело?

– Во-первых, огромная конкуренция: появилось столько «фотографов-профессионалов», что цены упали в разы. Во-вторых, работа сезонная, и зимой приходилось перебиваться. В-третьих, и это главное, меня уже тошнило от свадеб! Работать с пьяной публикой – сущее наказание. Очень сложно не переносить свое негативное настроение на финальную карточку.

 

 

Про портфолио и белых медведей

Наступила очередная зима, а вместе с ней мертвый сезон. По этому поводу Александр пребывал в мрачном расположении духа и подумывал о возможной смене творческой профессии на более приземленную.

– Знаете, что меня спасло? Шум в интернете по поводу того, что на российском атомном ледоколе появилась вакансия «отпугивателя белых медведей». Мол, требуется человек, который сидит в специальной будке на носу корабля и с помощью ультразвуковой установки прогоняет мишек с пути следования, чтобы те не погибли. Я так и не понял, был ли это фейк, но тогда много народу мечтало попасть на эту работу. Я тоже начал копать, но вместо ледокола наткнулся на лайнер.

Александр нашел объявление фирмы-посредника, которая набирала обслуживающий персонал на морские лайнеры крупной туристической судоходной компании Carnival Cruise Lines. И, что самое удачное, на судах компании ощущалась острая нехватка фотографов. Александр тут же откликнулся на предложение. С ним связался менеджер и предложил пройти online-собеседование на английском языке.

– Так уж случилось, что одним из моих увлечений был английский язык – всегда хотел смотреть фильмы в оригинале. Я занимался по различным системам, и это дало результаты. До собеседования я толком ни с кем по-английски не разговаривал – только с самим собой. Но, как ни странно, менеджера мой уровень почти удовлетворил.

Сотрудник фирмы предупредил, что оформление документов займет немало времени, и будет неплохо, если Александр подтянет свой уровень с помощью курсов. Затем он попросил прислать портфолио. Вот тут-то и пригодились многочисленные свадебные альбомы и love story.

– Меня сразу утвердили, сказав, что мои работы «выполнены в нужной стилистике». Потом огласили условия: контракт на восемь месяцев с возможностью продления и ориентировочная месячная зарплата в $1,5–2 тыс. Конечно, я согласился.

Затем было еще два собеседования уже с представителями американской стороны, заполнение массы анкет и сканирование всех имеющихся документов. Также Александру пришлось покупать международную страховку и ехать в американское консульство в Москву за морской транзитной визой. Все это отняло три месяца и почти 75 тыс. рублей.

 

Про «фотоспецназ» и тесноту

Тольятти – Москва – Франкфурт – Майами. Таким был маршрут следования нашего героя до его новой работы. Перелет оплачивала принимающая сторона, она же заселила и в специальный отель для вновь прибывшего персонала, где своей участи ждали еще несколько фотографов-новичков с Украины и из Индии. Не успел тольяттинец разложить вещи, как ему сообщили, что утром вся группа летит на мексиканский остров (учебную базу компании) для повышения квалификации.

– Я искренне аплодировал тренерам после каждого дня занятий. Если честно, мне показалось, что на учебной базе я получил втрое больше знаний, чем за девять месяцев фотокурсов в Тольятти. Нас готовили как развлекательный «фотоспецназ», и если до тренинга во мне оставались какие-то сомнения по поводу собственной компетенции, то после него я был уверен в себе на все сто.

Наконец Александра определили на судно. Это был 12-палубный лайнер, который курсировал по Западным Багамам. Менеджер фотоотдела сразу приметил в Александре сходство с Джеком Воробьем и намекнул, что облачаться в костюм этого героя придется часто.

– Меня это не расстроило. А вот теснота двухместной каюты просто шокировала. Но, забегая вперед, скажу, что привык и к тесноте, и своему соседу индусу очень быстро.

Рабочий день фотографа на судне порой начинается в семь утра и заканчивается в 23.00, и за это время он должен сделать 150 фотографий. Для этого приходится активно работать языком, зазывая клиентов, как на базаре.

– Знаете, это занятие может показаться унизительным. Но все же лучше быть «торгашом» от фотографии, чем фотографом пьяной свадьбы. И хотя американцы, китайцы и мексиканцы тоже пьют будь здоров, но поведение нетрезвого человека здесь сильно отличается от российского варианта.

Один круиз длится пять дней, за него бригада фотографов должна сделать план. Не получилось – зарплата падает, перевыполнили – получите бонус. Американцы покупают карточки со своими портретами на удивление охотно, несмотря на высокую цену.

– Обычно в месяц я получал $1,6–1,7 тыс., иногда поднимал около $2 тыс. Из этих денег примерно $130 уходило на интернет, уборку каюты (это не бесплатно) и выпивку в баре. Кстати, на нашем судне был специальный бар для персонала, где цены в разы ниже туристических.

– Ты ничего не говоришь о своих впечатлениях от путешествий.

– Через три недели я перестал смотреть за борт и выходить в порты. Фотограф на круизном лайнере – это такой зомби, цель которого – укусить, но заполучить ваше фото. При этом он обязан оставаться позитивным, приветливым и жизнерадостным. Нет, я не жалуюсь: во-первых, тут получаешь хорошие деньги и колоссальный профессиональный опыт, а во-вторых, жить на круизном лайнере все-таки весело, – подытоживает Александр.

 

Europe, Germany, Main River,ms Swiss Emerald, Dining room

 

Про чаевые и нормальную воду

Кстати говоря, Александр не единственный тольяттинец, бороздящий карибские воды. Алина прошла такой же путь из нашего города до белоснежного лайнера, с той лишь разницей, что она не фотограф, а работник ресторана. Прямо сейчас Алина находится в рейсе, но мы смогли пообщаться с ней по скайпу.

– Алина, прием. Тольятти на связи. Как обстановка на борту?

– Если честно, непросто. На той позиции, на которой я работаю, персонал кидают в разные места: room-service, доставка еды, работа в лидо-буфете для гостей… Ну а сейчас меня вообще поставили капитана обслуживать, – телеграфирует Алина.

– Ну, вы там хоть отдыхаете?

– Распорядок дня зависит от графика, а он всегда разный. Работа по 10 часов, без выходных. Но в портовые дни могут дать, например, «ланч-офф» – это когда работаешь только во время завтрака и ужина, а в обед отдыхаешь.

– Нагрузка большая. Оно того стоит?

– Вы про заработок? Я получаю от $900 в месяц плюс чаевые. Однако чаевые сильно зависят от того места, куда тебя поставили работать. Сейчас, например, у меня ресторанный сервис, позиция – помощник официанта. Так себе местечко. А со второго контракта можно получить повышение. Официанты, которые тут работают много лет и достигли позиции Team head waiter, получают по $5 тыс. в месяц.

– И все-таки $900 – это совсем немного с условием того, что есть и расходы. Тебе хватает?

– Я стараюсь не тратить: интернет, алкоголь и редкие вылазки в аутсайд. Если выходить в каждом порту, то денег до дома точно не довезешь. А еще приходится покупать бутилированную воду. Дело в том, что вода из-под крана опресненная, и пить ее просто невозможно. Хотя при желании можно откладывать всю зарплату, так как проживание и еда бесплатные.

– Ты успеваешь по сторонам смотреть?

– Стараюсь! Хотя самый распространенный маршрут – это западные и восточные Карибы, я уже побывала и на Аляске, и в Европе.

– Удачи тебе. И, кстати, ты продлишь контракт?

– Несомненно. Конец связи.

 

Про паспорта и повседневность

Допустим, вас безумно тянет на шикарный лайнер, но знание языков не распространилось дальше великого и могучего, а самая серьезная фототехника, побывавшая в ваших руках, – смартфон. В таком случае карибский туристический флот, фигурально выражаясь, идет ко дну, зато из глубины северных морей как подводная лодка всплывает флот отечественный – рыболовецкий.

И вот тут надо сделать серьезную оговорку: по законам Российской Федерации на морских и речных судах, независимо от их предназначения и занимаемой должности, человек без специального образования работать не может. Казалось бы, на этом историю можно и закончить, но на примере Алексея мы убеждаемся, что в России возможно все.

– Я даже не знаю, что меня заставило стать матросом: романтика дальних странствий или усталость от повседневности… Короче говоря, в Тольятти меня ничего не держало, и я начал искать вакансии на Северном флоте, – рассказывает наш собеседник.

В интернете можно найти довольно много организаций, предлагающих трудоустройство на траулеры и сейнеры без опыта и специальных документов. Зачастую подобные объявления, говоря языком нелитературным, «развод». Но некоторым, как нашему герою, бывает, и везет.

– Я собрал массу документов, получил загранпаспорт, справку об отсутствии судимости и долгов по налогам и кредитам, СНИЛС, ИНН и так далее. Копии всего этого уехали на Сахалин, и несколько недель я ожидал ответа. Наконец, мне позвонили и сообщили хорошую новость.

Перелет и проживание в общежитии оплачивала компания. Она же занималась вопросами оформления «морских документов». Процесс затянулся на два месяца, за которые Алексей успел акклиматизироваться, а заодно прошел «курс молодого бойца». Его ввели в суть профессии: на рыболовецком флоте человек без опыта и специальности может рассчитывать только на пост моряка-обработчика морепродуктов. Также новички обучились основам ОБЖС – организации борьбы за живучесть судна. Когда все документы были готовы, Алексей успешно прошел медкомиссию, и началась навигация.

 

 

Про девушек и русскую тоску

Для Алексея большим сюрпризом стал тот факт, что плавание начинается с планового ремонта судна. Причем ремонтировали его не абы где, а в доках Южной Кореи.

– Я сначала обрадовался: мол, не успел выйти в море, и сразу заграница. Но вскоре мне эта Корея встала поперек горла.

– Что так?

– Невыносимая скука. Судно стояло в доке почти два месяца. Рабочие делали основной ремонт, а команда наводила марафет и устраняла мелкие поломки. Свободного времени – уйма. Казалось бы, дуй на берег. Но дело в том, что делать там попросту нечего: уезжать в глубь страны нельзя, а вокруг порта только безликий поселок. В нем, правда, были магазины, кафе, бары и девушки с пониженной социальной ответственностью… Но они не радовали. В общем, тоскливо мне стало до жути.

Наконец судно вышло в море. Алексей работал на палубе, помогая с тралами, а когда появился первый улов, спустился на палубу обработки. Там расположен конвейер, по которому поступает свежепойманная рыба. Рабочие с помощью инструментов и различных станков разделывают добычу, отделяя и сортируя ее части по разным контейнерам. Затем эти контейнеры замораживаются или подвергаются вакуумной обработке.

– Работа незатейливая. И это поначалу сводит с ума. Но очень скоро входишь в особый ритм, который помогает отключить голову и даже получать удовольствие. Кроме того, я почему-то ловил кайф от качки, когда другие ребята проклинали ее на чем свет стоит. На траулере царит особая атмосфера сплоченности и точного понимания своих обязанностей. И эта атмосфера пронизывает тебя с ног до головы и не отпускает до самого берега. Я, когда вернулся в Тольятти, невыносимо скучал по судну и команде.

– А сколько ты заработал?

– Как моряк-первогодка я мог рассчитывать только на оклад – 27 тыс. рублей в месяц. Там я почти не тратился и привез домой примерно 170 тыс.

 

Про рыбацкую рулетку и наркотик

– Но ведь ты поехал на следующую путину уже как «опытный моряк». Удалось заработать больше?

– Самое смешное, что вторая вахта принесла одни убытки. Рыболовство – что на Волге, что на море – рулетка. В том году рыбы в нашей акватории попросту не было. Ушла. Говорят, мол, так бывает. Компания понесла огромные убытки, и обычные матросы вернулись по домам с долгами. Рабочие на прибрежных рыбзаводах даже забастовки устраивали.

– А ты не бастовал?

– На корабле? Это преступление, за которое тебя минимум не возьмут в следующую экспедицию. А, как я уже сказал, море стало для меня наркотиком.