Под контролем Кремля. Почему ТоАЗ стал так важен для государства

05.03.2017 / 23:32
Кому достанется в результате очень важный для государства ТоАЗ, вероятно, будут решать в Кремле. И это вряд ли будет Мазепин.

1_2

 

Кампания по дискредитации одного из крупнейших производителей аммиака в мире, ОАО «Тольяттиазот», продолжилась с января 2017 года в региональных СМИ. Причина ее возобновления банальна – ТоАЗ планирует в этом году запустить первую очередь перегрузочного комплекса в порту Тамань. Общий объем инвестиций – более $300 млн, причем без привлечения бюджетных средств. Миноритарии как минимум обижены. Сам «компромат» попахивает нафталином: по предъявленным «фактам» решения судов вынесены несколько лет назад.

 

Несмотря на тяжелую карму, «Тольяттиазот» продолжает стабильно работать. В 2015 году его чистая прибыль выросла на 44,3%, до 21,7 млрд рублей. За первое полугодие 2016 года объемы производства аммиака увеличились на 13%, карбамида – на 24%. Не так давно была запущена первая очередь перегрузочного комплекса в порту Тамань. В этом году предполагается ввод в эксплуатацию двух очередей терминала: для перевалки аммиака и для перевалки карбамида, грузооборот которых составит 2 млн и 3 млн тонн в год соответственно.

При этом проект будет реализован без привлечения бюджетных средств. Сегодня, когда помощи у государства просят крупнейшие отраслевые компании России, заявление «Тольяттиазота» – либо показатель какого-то запредельного благородства, либо демонстрация правильной политической ориентации.

О том, что компании удалось наконец заручиться поддержкой Кремля, говорят два важных факта. Первый – проект сухогрузного порта Тамань реализуется в рамках федеральной целевой программы «Развитие транспортной системы России» (2010–2020 годы). Второй – вопрос о строительстве ветки аммиакопровода Тольятти – Одесса поднимался на встрече президента РФ Владимира Путина с губернатором Самарской области Николаем Меркушкиным.

Новая ветка нужна ТоАЗу на замену провода ОАО «Трансаммиак», по которому идет поставка химической продукции через Украину. По итогам встречи Меркушкин сообщил, что президент поручил рассмотреть возможные варианты реализации проекта. «Украинская сторона ставила дополнительные условия, и за два года цена перекачки увеличилась более чем в три раза», – добавил губернатор.

Можно только попытаться представить, какой эффект произвела эта новость на миноритария ТоАЗа – компанию «Уралхим», владеющую 9,74% акций, и ее собственника Дмитрия Мазепина, купившего в 2008 году этот пакет у Вексельберга за $300 млн. Кстати, именно «Трансаммиак» и стал главной темой «компромата». Вот только свежесть этого вброса – с душком.

А было все вот как. В 1999 году, еще до громкой атаки «Ренова», Российский фонд федерального имущества (РФФИ) начал расследование по итогам инвестпрограммы «Трансаммиака». По интересному стечению обстоятельств пост заместителя председателя РФФИ с 1999 по 2001 год занимал как раз господин Мазепин. В результате этого расследования в РФФИ пришли к выводу, что покупка компанией ТАФКО акций «Тольяттиазота» была мнимой. В 2000 году РФФИ обратился в арбитражный суд, и Генпрокуратура возбудила против ТоАЗа дело о нарушении антимонопольного законодательства. Судебная тяжба шла с переменным успехом более 10 лет, завершившись победой ТоАЗа в 2010 году.

В 2005 году взять под свой контроль ТоАЗ попыталась «Ренова»: тогда началось уголовное преследование топ-менеджеров из-за уклонения от уплаты налогов. Однако в 2007-м тольяттинский суд решил, что налоговые обвинения по 2005 году были выдвинуты незаконно, а в 2008-м арбитражный суд Самарской области признал недействительными требования налоговиков и по 2002–2004 годам. Так как к этому времени законодательство было либерализовано, решение арбитражного суда приняли как доказательство отсутствия состава преступления, и уголовные дела были прекращены. В 2008 году Вексельберг, осознав, что выстроенная им вокруг ТоАЗа схема рассыпается, поспешил продать акции «Уралхиму».

Новый миноритарий взялся за тему весьма бодро, и, надо признать, не без определенного успеха: в отношении топ-менеджеров ТоАЗа появились новые уголовные дела, и в декабре 2014 года суд заочно арестовал руководителей ТоАЗа и их партнеров. Бывший председатель совета директоров Сергей Махлай, Владимир Махлай, глава Ameropa Андреас Циви, директор Nitrochem Distribution Беата Рупрехт и экс-гендиректор ТоАЗа Евгений Королев находились в розыске Интерпола. К середине 2015-го по решению судов также было арестовано все имущество ТоАЗа, денежные средства и российское имущество компании Ameropa. При этом ни заочный арест акций, ни объявление в розыск не помешали топ-менеджерам и владельцам руководить предприятием и воплощать свои идеи – запускать порт в Тамани и договариваться о строительстве нового аммиакопровода.

3 января 2017 года стало известно, что Британский суд отказал РФ в экстрадиции бывшего генерального директора ОАО «Тольяттиазот» Евгения Королева. Заверения российских прокуроров о том, что к Евгению Королеву в случае согласия Великобритании на экстрадицию в РФ будет проявлено гуманное отношение, не сумели убедить суд.

По мнению экспертов, договоренность о передаче контрольного пакета ТоАЗа новому владельцу, близкому к Кремлю, уже достигнута. «В сырьевом бизнесе невозможно иметь прочные позиции и претендовать на расширение без поддержки федеральных групп влияния, – уверены они. – Кому достанется в результате очень важный для государства ТоАЗ, также, вероятно, будут решать в Кремле. И это вряд ли будет представитель миноритария».