Понять и простить

17.07.2017 / 08:51
Как украсть миллионы и остаться на свободе.

 

Самая громкая бизнес-новость минувшей недели – освобождение в зале суда девелопера Сергея Полонского, приговоренного накануне к пяти годам лишения свободы за мошенничество (ст. 159 УК). Ущерб инвесторам от его действий следствие оценило в 2,6 млрд рублей, однако возмещать его, как и отбывать срок, Полонский не будет: у дела очень кстати истек срок давности. «ПН» воздерживается от оценочных эпитетов и просто вспоминает тех, кому так же повезло в Тольятти. Светлана Лисицына, Людмила Балашова и Сергей Кочура – герои первой полосы.

 

Но для начала мы хотим вспомнить еще одну громкую федеральную историю. 21 день – ровно столько отсидела ключевая фигурантка дела о коррупции в Минобороны Евгения Васильева. В 2015 году приговор Пресненского суда Москвы казался адекватным – пять лет реального тюремного срока за хищение 800 млн рублей плюс обязание выплатить 77 млн потерпевшим организациям по делу «Оборонсервиса». Дама была взята под стражу в зале суда, однако «страшное приключение» длилось для нее меньше месяца. «Суд учел раскаяние Васильевой и ее примерное поведение в колонии, награды, а также то, что Васильева вежлива с осужденными и сотрудниками колонии и проявляет интерес к культурно-массовым мероприятиям», – следует из официальных документов об УДО.

 

Минувшей весной появилась информация, что Васильевой вернули все арестованное имущество, включая шесть квартир и более тысячи экземпляров ювелирных украшений в связи с тем, что она «возместила нанесенный государству ущерб». Ее освобождение вызвало волну критики. Проведенный «Левада-Центром» социологический опрос показал, что 8% россиян относятся к освобождению Васильевой положительно, 70% – отрицательно.

 

Элла Памфилова, занимавшая на тот момент пост уполномоченного по правам человека в России, дала такой комментарий: «Разделение следствия и судопроизводства на два уровня – «элитное» и «для всего остального народа» – бьет по авторитету судебно-правоохранительной системы и подрывает у граждан страны веру в справедливость».

Остальным героям этого материала, конечно, до звезды Васильевой далеко, зато все они – наши, тольяттинские. Вот, например, экс-председатель ЖСК «Ветеран+» Людмила Балашова обвинялась в совершении двух преступлений – мошенничества в крупном и особо крупном размерах с использованием служебного положения. По версии следствия, в 2008 году она под видом сохранения денежных средств пайщиков от инфляции получила из кассы более 7 млн рублей, которые затем потратила по своему усмотрению. Многие дольщики в результате махинаций лишились и квартир, и сбережений, а вот Балашова избежала не только реального срока, но и обязательств выплатить пострадавшим растраченные миллионы: она просто запустила процедуру самобанкротства, отдав в счет долгов старенький Ford Focus, красная цена которому 250 тыс. рублей. Денег с его продажи хватит лишь на оплату услуг конкурсного управляющего.

Еще одна тольяттинская знаменитость – экс-управляющий Автозаводским отделением Сбербанка Светлана Лисицына. Уголовное преследование в отношении нее было инициировано в 2012 году самарской ФСБ после вскрывшегося мошенничества с акциями на сумму 1,68 млрд рублей. Сотрудница банка подписала чистосердечное признание, от которого затем отказалась. В 2015 году, накануне оглашения приговора, дело внезапно вернули в ФСБ для дальнейшего расследования. С тех пор официальная информация о ходе следствия над банкиршей ни в местные, ни в федеральные СМИ не поступала.

 

По информации из конфиденциального источника, Лисицына покинула пределы Тольятти, а в уголовном деле о мошенничестве с акциями якобы нашелся другой подозреваемый. Однако разбирательство о махинациях с акциями – лишь верхушка айсберга дела Лисицыной. До сих пор в тени остается расследование о невозвратных кредитах, которые она выдавала известным тольяттинским бизнесменам в период с 2008 по 2010 год. Их общая сумма превышает 3 млрд рублей, а все компании, кредитовавшиеся у предприимчивой дамы, сегодня обанкрочены.

 

В отношении экс-директора ИК «Недвижимость» Сергея Кочуры пока не заведено ни одного уголовного дела, однако 160 дольщиков жилого массива «Березовка» обвиняют его в мошеннических действиях и рассылают письма в Следственный комитет по Самарской области, Генпрокуратуру РФ и  администрацию президента. Земля под проданными объектами находится в ипотеке у банка-банкрота, как и все сети жилого массива, что уже является основанием для проведения расследования.

Вот выдержка одного из многочисленных обращений дольщиков: «В феврале 2016 года наш дом перестал строиться, хотя все квартиры уже были проданы. Дом не построен до сих пор – пустая коробка в поле. Коммуникаций нет, стеновые перегородки в некоторых квартирах отсутствуют, перспективы тоже. Застройщик должен был передать нам квартиры не позднее 30 июня 2016 года. Полученные от нас денежные средства растрачены неизвестно куда. Многими семьями в целях приобретения жилья были проданы квартиры ради улучшения жилищных условий, и семьи с маленькими детьми вынуждены выплачивать ипотечные кредиты и арендовать жилье одновременно.

 

На наш взгляд, действия со стороны гендиректора ООО «ИК «Недвижимость» Сергея Кочуры соответствуют статье 159 «Мошенничество» УК РФ, в результате чего денежные средства по договорам об участии в долевом строительстве привлекались с заведомо преступным умыслом и причинении материального ущерба гражданам».