Виктор Шамрай, президент ТПП Тольятти:

11.07.2017 / 08:59
«Нам всем нужно адаптироваться для жизни в новой реальности»

 

У тольяттинской Торгово-промышленной палаты новый президент – Виктор Шамрай. На минувшей неделе он дал большое интервью «ПН». Мы попытались выяснить основные направления его программы для членов палаты и узнать задачи новой корпорации «ТОРнадо Тольятти». Помимо прочего, обсуждались особенности новой городской реальности и яркие предвыборные кампании, в которых господин Шамрай участвовал как социолог и политтехнолог.

 

– Виктор Николаевич, ваш переезд в Тольятти в 1985 году как-то был связан с АВТОВАЗом?

– Нет, я приехал сюда потому, что накануне выпуска из Томского университета женился, а моя первая супруга получила распределение в Тольятти. Ну, и я поехал за ней. Работу сразу найти не удалось, потому что приехал не по распределению, и только потом «по знакомству» устроился в школу учителем истории.

 

– Как так вышло, что за короткое время вы сменили должность учителя истории на серьезное место на АВТОВАЗе, а потом и вовсе стали известным в городе политтехнологом?

– Все просто: с третьего курса университета я занимался в лаборатории социологии, и это стало решающим фактором для моей карьеры. Узнав, что на заводе есть отдел социологии, на второй год учительства я выполнил там тестовую работу. Был принят социологом, потом стал начальником отдела социологии.

 

Самое мое большое достижение того времени – разработка системы индексации заработной платы. За нее я получил премию АВТОВАЗа – высшую награду за время работы на заводе. Поставил мне эту задачу, между прочим, Николай Глушков – правая рука Березовского и зам генерального директора по экономике.

 

За счет этого проекта удалось снять напряжение в стотысячном коллективе и практически свести на нет забастовки. Работа над большим проектом вдохновила – возвращаться к обычным делам уже было неинтересно. Поэтому в 90-е годы я оторвался от «заводской трубы», создал «Центр социальных технологий», и мы стали проводить социологические, маркетинговые исследования, в том числе для Автозаводской администрации.

 

– А как вы вошли в команду первого мэра Тольятти Сергея Жилкина?

– С Сергеем Федоровичем я познакомился, когда еще работал на АВТОВАЗе в 1991 году. А в 1994 году он как-то приехал ко мне домой с ящиком пива – в те времена это был серьезный аргумент. И мы решили: а давай «пошалим»! Это был первый опыт пробы себя в качестве политтехнолога. Пришлось нелегко – сам Каданников был против нас, он поддерживал Уткина. После неожиданной для нас победы не без колебаний принял предложение Жилкина работать в мэрии.

 

– Это было время факсов и медленного интернета. Как работалось?

– Все придумывали сами. Ну, конечно, были переводные западные брошюры, как провести и организовать выборы. Однако американский опыт не совпадал с нашей реальностью.

 

– Какие выборы вы запомнили больше всего?

– Самая памятная кампания была в 1996 году – выборы президента России. Мы придумали викторину «Угадай президента», которая была реализована только в нашем городе. В 96-м народ не хотел возвращаться в «коммунистическое вчера», но и Ельцина уже тоже никто не хотел. Люди, с одной стороны, не желали голосовать за него, но в то же время понимали, что, скорее всего, Ельцин победит. Вот этот разрыв в настроении мы учли. Только и всего.

 

В один прекрасный день во всех почтовых ящиках тольяттинцы обнаружили небольшую цветную газету, где было написано: «Это викторина «Угадай президента». Если вы угадаете, кто из кандидатов в президенты победит в Тольятти, станете участниками розыгрыша призов». Призы же были серьезные: квартира, машины, гаражи, электротовары и много чего еще.

 

– И вы не нарушили при этом законодательство?

– Купоны викторины мы принимали рядом с избирательными участками в день выборов, поскольку на самих участках, конечно, это делать было нельзя. Но чтобы повысить свои шансы на выигрыш, людям оставалось пройти эти 50 шагов и проголосовать. Во-первых, мы обеспечили явку, несмотря на страшный дождь, и показали по России третий результат за Ельцина. Нас проверяла прокуратура, но подкупа не было: мы не говорили – проголосуй и получишь квартиру. Мы говорили – угадай и, может быть, выиграешь. Это и есть управление.

 

– А когда вы решили перейти из сектора политики в реальный бизнес и в ТПП?

– Когда законодательством были систематизированы выборы (или в марте, или в сентябре), встал вопрос: что делать все остальное время? Приобрел городской сайт, вернулся к проведению маркетинговых исследований, занимался другими бизнес-проектами. В 2013 году уехал в Ханты-Мансийский округ, работал там заместителем главы города Нягань. Когда вернулся, Владимир Жуков (основатель ТПП г. Тольятти) предложил поработать вице-президентом в ТПП. С Виталием Матвеевым, президентом ТПП, сразу нашли общий язык и взаимопонимание.

 

– Почему эту должность предложили именно вам?

– Видимо, Владимир Анатольевич понимал, что созданная им 20 лет назад палата в новой жизни, для которой характерна стремительность и тотальность изменений, должна тоже измениться. Мое появление в ТПП связано не с тем, что я добился многого в бизнесе или заработал много миллионов. Я много лет работал в «Центре социальных технологий». Придумать и реализовать проект – у меня это часто получается. Наверное, поэтому я сейчас здесь, в ТПП.

 

– В чем палата должна измениться? Приведите пример.

– Например, нас «избегает» айтишный сектор. Мы не «дружим» с «экономикой знаний». Я уверен, что именно за этим будущее, и у Тольятти в том числе. Мы предлагали айтишникам объединиться на нашей площадке, вступить в гильдию, но дальше переговоров дело не пошло. Пока.

 

– И как вы думаете их привлечь?

– Представители этого сектора экономики собираются вместе. Значит, потребность в совместном общении, во взаимодействии и получении новой информации у них есть. Нам осталось найти свое место в этом взаимодействии и формат. Всего-навсего. Существующие в ТПП гильдии как формат взаимодействия и решения общих проблем подходят уже не всем. Что не удивительно, так как гильдии появились аж в Средние века. Хотя есть и успешные примеры – гильдия строительной отрасли. Строители принимают общее решение, а мы как палата лоббируем его на уровне местной и областной власти.

 

– Год назад ТПП Тольятти выступила с инициативой помочь строителям решить проблему с высокими ценами на водоотведение. Однако за год ничего не изменилось.

– Да, проблему по тарифам на водоотведение пока решить не удалось. Но ее с повестки дня никто не снимал. С нашим участием организован и действует формат прямого общения – гильдия строителей, ТПП, представители областного министерства, городской администрации. В результате такого общения снимаются другие, не менее острые проблемы. Много проблем. В конце концов мы придем к общему решению и по «воде».

 

– Какие еще инициативы вы планируете внедрять в течение первого года президентства?
– Я понимаю одно: меняться надо постоянно. Инициатив у «социального технолога» много – вопрос, с чего начать. Готовлю перечень наиболее актуальных для утверждения на правлении палаты.

 

– А что вы представите правлению?

– На днях мы с Анатолием Волошиным, который возглавляет в палате ее совет, обсуждали его идею о необходимости создания при палате корпорации развития. Как неисправимый романтик, он придумал для нее соответствующее название – «ТОРнадо Тольятти». В городе образовалось много активов, ставших пассивами: у кого-то высвобождаются площади, у кого-то земля, у кого-то инфраструктурные ресурсы – вода, электроэнергия. Кто-то все продал, сидит на деньгах, не знает, куда их вкладывать, сам уже устал и нового дела решил не открывать.

Корпорация, по идее Анатолия Парфирьевича, будет местом, где будут объединяться такие ресурсы. Для кого? Для тех, кто не устал, а только начинает свой путь в бизнесе. Для тех, кому все это нужно. Для встречи тех и других в ТПП создается коммуникационная площадка. На следующей неделе мы проведем со всеми возможными участниками проекта встречу, на которой выработаем общие минимальные требования к проектам.

 

– Каким вы видите будущее города?

– Нам нужно научиться представлять себе Тольятти по-другому. Не городом молодых и для молодых – это время уже ушло, а мы как город здорово повзрослели. Уже сейчас средний возраст тольяттинца подобрался к 40 годам.

 

Такова наша новая реальность. Те, кто старше, будут составлять здесь большинство. К такой реальности нужно адаптироваться. Надо понимать, что строить так много жилья, как раньше, не нужно, что вся инфраструктура, которая не ремонтировалась много лет, скоро ляжет на плечи и кошельки пожилых людей. Уже в ближайшие годы придется решительным образом перестраиваться сфере недвижимости, торговле, образованию…

 

Но у нас есть Волга, Жигулевские горы, природа, климат – и этот ресурс будет здесь, надеюсь, всегда. Есть и другие возможности. Ими нужно только научиться пользоваться. И тогда мы адаптируемся к любой новой повестке дня. И все у нас будет хорошо!