Юрий Уразов, бизнес-тренер:

14.06.2017 / 08:38
«Моя миссия? Возрождение купеческого сословия в России».

 

Бывший тольяттинский депутат и бизнесмен, а сегодня бизнес-тренер Юрий Уразов в интервью «ПН» рассказал о некоторых особенностях местной политики, поделился мыслями о том, что именно мешает бизнесменам развиваться и зарабатывать деньги, и объяснил, почему он решил избрать главной целью своей жизни не самую очевидную идею – возрождение купечества.

 

 Юрий Иванович, когда вы приехали в Тольятти?

– Дату приезда в этот город я запомнил очень хорошо – 8 мая 1973 года. Мне было 6 лет, так что считаю себя коренным тольяттинцем. Родом я из Волгоградской области. После школы учился в автомеханическом техникуме – он в то время считался очень престижным. Была мечта стать водителем-испытателем, но попал на АВТОВАЗ: совмещал обучение и работу на заводе. Техникум окончил с отличием и остался на заводе.

 

После армии вернулся в ремонтный цех № 48-2. И вот здесь случился мой звездный взлет: сначала выбрали секретарем комсомольской организации, потом членом профсоюзного комитета цеха, в котором я работал. Мне было в радость заниматься общественной работой. Но начинались 90-е, комсомол заканчивал свое существование, и я решил перейти с завода в коммерческую структуру.

 

– Полагаю, занялись продажей вазовских автомобилей.

– Да, тогда этим не занимался только ленивый. Это было время крупных бартерных операций, на которых можно хорошо заработать. Я организовал торговую компанию «Варшава», которая потом трансформировалась в целый холдинг, включавший торговлю автомобилями и запчастями, СТО, продажу офисной мебели, такси «Варшава», отдел грузоперевозок. Было туристическое направление – «Варшава-тур». Компания просуществовала до 2008 года, а потом мне надоела коммерческая деятельность.

 

– Закрытие холдинга не связано с кризисом 2008 года?

– Не совсем. Просто я оставил готовую коммерческую структуру родному брату и ушел работать в городскую думу.

 

– Не пожалели, что пошли в политику?

– Я позитивный человек: все, что происходит в моей жизни, воспринимаю как плюс. К тому же в думе я был председателем комиссии по предпринимательству, промышленной политике и экологии. Этого опыта мне хватило, чтобы научиться говорить на двух «иностранных языках» – языке АВТОВАЗа (этого «государства в государстве») и языке чиновников. Я принимал активное участие в законотворчестве, был одним из соавторов программы поддержки малого и среднего бизнеса, стал членом партии «Единая Россия» и одним из восьми депутатов первого объединенного съезда партии «Единство и Отечество» в Кремлевском Дворце съездов. Таким образом сбылась мечта мальчика, который смотрел по телевизору съезд КПСС и хотел оказаться в стенах дворца. Мысли материальны, и в один из периодов моей жизни я стал делегатом съезда.

 

– Что стало причиной завершения вашей политической карьеры?

– Я создавал партию «Единство и Отечество» в Тольятти. Вспомните тех, кто был рядом с Лениным на этапе становления – кого-то расстреляли, кого-то арестовали, кого-то отправили в ссылку. Когда прошел этап становления и все стало более-менее понятно, меня четырежды пытались исключить из партии. Самый известный эпизод связан с выборами мэра в город N, когда я принял предложение от одного известного человека стать техническим кандидатом. Тогда из ЦИКа пришла негласная установка исключить меня из партии. Однако на тот раз все обошлось. Впоследствии «Единая Россия» все же нашла способ от меня избавиться. После этого были предложения от других партий, но в какой-то момент я понял, что эта тема мне уже не интересна, и принял для себя решение больше в политику не идти.

 

– И? Вам удалось найти новое дело по душе?

– Да. Сегодня я помогаю предпринимателям, тем, кто решил посвятить себя купечеству. В моем понимании, предприниматели и купцы – это разные категории. Первые – это люди из 90-х, которые привыкли строить бизнес «на халяву». А купцы – сословие. Особенно поволжские купцы. Здесь традиции передаются из поколения в поколение. Это стиль жизни. В России купечество искоренили в советское время. Их считали спекулянтами, барыгами. Я вижу свою миссию в возрождении сословия купечества.

 

– А вы сами купец?

– У меня дед был зажиточным крестьянином, мама много лет проработала в советской торговле – наверное, это все оттуда.

 

– Где нашли своего бизнес-гуру?

– Я прошел большой курс переподготовки в Международной академии успеха Александра Матиевича и многих других известных бизнес-тренеров. Получил большой опыт, поездил по России, посмотрел, как живут люди в других городах. В 2011 году командировочный процесс так меня увлек, что за год я посетил 23 города. В какой-то момент понял, что опыта и навыков достаточно, чтобы поднимать наш тольяттинский бизнес, поэтому с удовольствием провожу мастер-классы и тренинги.

 

– Кто составляет вашу аудиторию?

– Это, как правило, молодые люди, причем большую часть аудитории – женщины. Сегодня все больше и больше женщин идут в бизнес. Они амбициозны, их мышление лучше, чем у мужчин, заточено на предпринимательство. Женщина эмоциональна, а это составляющая мотиватора, «волшебный пендель», способный двигать бизнес и руководителя.

 

– Ну а как именно вы помогаете поднимать бизнес?

– Предлагаем определить начинающим свою нишу, а дальше мы как консультанты поможем не наступить на «любимые грабли предпринимателей». Согласитесь, обидно наступать на грабли. Но еще обиднее наступать на «детские грабли» – это когда ты знаешь, что это грабли, но все равно на них наступаешь. Мы убираем «детские грабли», нормализуем процесс, планируем бизнес как минимум на год.

 

Чем купечество отличается от других сословий – мы заранее можем прогнозировать ситуацию, как в шахматах, думаем на несколько ходов вперед. У нас это в крови. Мы можем моделировать будущую ситуацию на основе прошлого опыта. Я помогаю на этапе консалтинга до этапа результата. Мы вместе что-то делаем до тех пор, пока владелец не говорит «хватит». Но у меня есть одно правило: я никогда не стану соучредителем компании.

 

– А какие компании, в каких секторах рынка вы сегодня консультируете?

– Вообще, это конфиденциальная информация, но некоторые компании с согласия собственников я могу назвать. Это «Сельпо», загородный комплекс «Ранчо», фитнес-центр, баня «Свежесть».

 

– В последнее время часто говорят о том, что местный бизнес душат, компании закрываются, уходят в тень.  А у вас есть мнение на этот счет?

– Я выскажу две точки зрения. Первая – это мнение «политика» – даже если все плохо, мы говорим, что хорошо. Когда я работал в думе, доля малого предпринимательства в городе составляла 17,5%. В «загнивающей Европе» в этом секторе бизнеса работает 60–70% людей – это те кузнецы, которые куют деньги. По сегодняшним отчетам сектор бизнеса вырос до 25–30%, так что тренд роста еще очень велик. С точки зрения политика, это очень хорошо.

С точки зрения практика, для того чтобы открыть предприятие, нет никаких проблем. Масса инструментов – технопарк, МАУ АЭР, ОЭЗ. Все готовы помочь и подсказать, как это быстрее сделать. Плюс государственные субсидии и субвенции. Вопрос: кто их обучит, кто мозг предпринимателя переформатирует в мозг купца? Кто научит мыслить нестандартно? У государства нет задачи вмешиваться в процесс коммерции. Сегодня в городе есть хорошие направления – ТОР и университет 3.0. Они дадут самую лучшую практику для студентов – создание своего предприятия. На Западе около 5% выпускников вузов организуют свой бизнес. У нас – менее 1% выпускников. Люди, окончившие вузы, уезжают из Тольятти. Настоящих предпринимателей в городе очень мало, многие сидят в «сером секторе». Их надо мотивировать на уплату налогов, но для этого придется многое изменить.

 

Как только предприниматель доходит до определенного уровня высвечивания (скажем, на оборот 1 млн рублей), налоговые службы обращают на него пристальное внимание. Как только человек немного приподнялся, на него начинается давление. А надо наоборот – поощрять субсидиями и субвенциями. Или же пусть государство купит ему новое оборудование, лучше всего отечественное, чтобы поддержать нашего производителя. Или заплатит хорошую компенсацию за трудоустройство человека из центра занятости. Сегодня такой практики нет, но, думаю, скоро будет. Уже наступает ситуация, когда «верхи не могут, а низы не хотят жить по-старому», так что «пар» надо выпускать.

 

– Сегодня в Тольятти с мастер-классами выступает достаточно много бизнес-тренеров. Вам не тесно на этом рынке?

– На рынке есть мастера высокого класса – Хоменко, Божко. А есть те, кто просто считает себя тренером, – начитались книжек, насмотрелись роликов на YouTube. Их можно вычислить по практике «продай мне ручку».

 

– А в позитивное будущее Тольятти вы верите?

– Конечно, верю. Иначе я бы здесь не был.