А вы бы за что воевать пошли?

04.09.2014 / 17:16
Украинская госпропаганда сообщает, что на стороне донецкого ополчения воюют наемники из России. Называются разные суммы, которые платят наймитам, от 20 до 200 тыс. рублей в месяц. Злые языки утверждают, что в Тольятти орудуют вербовщики, которые заманивают молодых мужчин на войну, суля баснословные прибыли. Конечно, все это грязные инсинуации госдепа, но тем не менее «ПН» решил выяснить у своих читателей, за что они готовы пойти на войну.

вопрос

Александр ГЕРУНОВ, чемпион мира по карате:

– За что можно вообще воевать? За детей. За мир.

 

Вячеслав ГАЛКИН, инспектор Тольяттинского отделения ГИМС:

– Воевать надо только за свою родину. Если бы я был жителем Донецка и на моей земле произошло бы то же самое, я бы не задумываясь пошел воевать.

 

Валерий БЕРСЕНЕВ, организатор праздников:

– Я бы пошел воевать только за свою малую родину. Малая родина мне ничего плохого не сделала, поэтому за нее можно и повоевать. А по поводу войны за мою большую родину у меня есть сомнения. В случае крайней необходимости пошел бы воевать и за нее тоже, но пока что я ее, свою большую родину, не очень хорошо понимаю.

 

Николай ЛЁКСИН, лидер общественного движения «Декабрь»:

– Только за родину. За своих родных, за близких, за друзей и товарищей. Если родина позовет – тут же пойду воевать, чтобы ни одна поганая вражеская нога не ступила на нашу Самарскую Луку.

 

Игорь ЕРМОЛЕНКО, руководитель Самарского регионального отделения партии «Яблоко»:

– Во-первых и в главных, я уверен, что военные действия – это уже самый крайний способ решения проблем. И поскольку даже в случае войны проблемы в итоге решаются мирными способами, то военные действия в большинстве случаев – это показатель недееспособности власти и болезни общества. Что касается личного участия, то, наверное, это возможно в случае агрессии другого государства. В любом случае меня удивляет, что у нас сейчас не действует законодательство о наемничестве. В нормальном государстве в этой истории должен возникать вопрос не о размере вознаграждения вербуемых, а о сроке уголовного наказания для самих вербовщиков.

 

Владимир КОЗЛОВ, писатель:

– Сложно сказать, за что бы я пошел воевать. Скорее не за что, а за кого. За близких мне людей. И я совершенно точно знаю, за что я не хотел бы воевать ни при каких обстоятельствах: за государство и за политиков.